Языковая игра в текстах

Проблема языковой игры актуальна в современном языкознании, проявляющем интерес к языковой личности, речевому поведения автора. Исследование позволяет углубить теорию языковой игры в «прикольных» открытках, не просто выявить приёмы языковой игры, а разобрать методику исследования игровых элементов в пределах целого текста с учётом их смыслового развёртывании. Актуальность обусловлена также изучением текстов в сравнительно-сопоставительном аспекте, позволяющем выявить общие черты и различия в использовании языковой игры в «прикольных» открытках.

Проблема исследования такого феномена, как языковая игра, находится на стыке нескольких наук: лингвистики, литературоведения, психологии и философии. В лингвистике изучение языковой игры имеет недавнюю традицию. Особую актуальность эта проблема приобрела с конца 70-х-80-х годов – периода наиболее активного исследования русской разговорной речи. К числу первых работ, посвящённых данной проблематике, следует отнести монографии Е.А. Земской и В.З.Санникова .

В современном языкознании, которое проявляет интерес к языковой личности, речевому поведения автора, проблема языковой игры актуальна. Данное исследование позволяет углубить теорию языковой игры в «прикольных» открытках, выявить приёмы языковой игры, игровые элементы в пределах целого текста с учётом их смыслового развёртывании. Актуальность обусловлена также изучением текстов в сравнительно-сапостовительном аспекте, позволяющем выявить общие черты и различия в использовании языковой игры в «прикольных» открытках.

Прежде всего, надо сказать, что языковая игра - термин, не имеющий в лингвистике однозначного толкования. Многоплановость объясняется тем, что данный приём находится на стыке нескольких наук: лингвистики, литературоведения, психологии и даже философии.

Существует множество теорий, но ни одна из них не может быть принята за абсолют.

Большая часть лингвистов сходится на следующем определении языковой игры – это шутка, основанная на смысловом объединении в одном контексте, либо разных значений одного слова, либо разных словосочетаний, слов, тождественных или сходных по звучанию, либо контекстуальных синонимов, либо контекстуальных антонимов.

Существуют аналоги понятия языковой игры:

  • языковая шутка;
  • игра слов;
  • словесная игра;
  • речевая игра;
  • речевая шутка;
  • каламбур.

Санников В.З. в своей книге «Русская языковая шутка: от Пушкина до наших дней» использует термин «языковая шутка» и даёт следующее определение: языковая шутка - это цельный текст ограниченного объёма (или автономный элемент текста) с комическим содержанием. Автор книги говорит о природе комического и выводит следующее определение: комическое - это такое отклонение от нормы, которое удовлетворяет двум условиям:

  • приводит к возникновению двух содержательных планов (от исходной точки совершается внезапный переход к конечному результату, резко отличающемуся от этой исходной точки);
  • ни для кого в данный момент не опасно, а для воспринимающих шутку даже приятно, поскольку это отклонение вызывает в них, лишённых этого недостатка, чувство превосходства или же (в случае «интеллектуальных» шуток) довольство по поводу исправности их интеллекта.
  • Существуют способы дать установку на комическое, и один из них - языковая игра - это некоторая языковая неправильность (или необычность) и, что очень важно, неправильность, осознаваемая говорящим (пишущим) и намеренно допускаемая. При этом слушающий (читающий) также должен понимать, что это «нарочно так сказано», иначе он оценит соответствующее выражение просто как неправильность или неточность. Только намеренная неправильность вызовет не досаду и недоумение, а желание поддержать игру и попытаться вскрыть глубинное намерение автора, эту игру предложившего.

    Непримиримым борцом с неосознанными каламбурами был А.Крученых. Он отмечал, что удачный каламбур усиливает и обогащает звучание стиха, но в речи встречается громадное количество неосознанных каламбуров, сдвигов. Отсюда призыв - учредить особую «сдвиговую милицию».

    Таким образом, Санников В.З. подчёркивает, что языковая шутка - это обычно языковая неправильность (или неточность), намеренно допущенная говорящим и именно так и понимаемая слушающим.

    Но чаще встречаются понятия речевая игра, каламбур и языковая игра.

    Здесь нужно отметить, что термин речевая игра отображает, скорее, широкое понимание. Это мы можем увидеть по тому, какое определение дают психолингвисты Л.Витгенштейн и А.П.Руднев: языковая игра - компонент деятельности или форма жизни; речевая игра - это форма самой жизни, сама реальность, которую мы воспринимаем только через призму языка, является совокупностью языковых игр.

    А вот термин каламбур отражает узкое понимание: каламбур - только разновидность игры слов.

    На стыке этих двух пониманий и находится термин языковая игра, который чаще всего используют лингвисты. Е.А.Земская и В.3.Санников сходятся во мнении, что языковая игра - это сознательное отступление от нормы, нечто необычное.

    Итак, языковая игра - это отклонение от нормы, но оно обязательно должно удовлетворять двум условиям:

    • приводить к возникновению двух содержательных пластов (конечный результат должен резко отличаться от исходной точки);
    • в данный момент не должно быть ни для кого опасным, а для того, кто воспринимает шутку - даже приятным, т.к. отклонение это вызывает в них, лишённых этого недостатка, чувство превосходства или же довольство по поводу их интеллекта.

    Вопрос об этических границах языковой игры

    В последнее время в лингвистике очень остро стоит вопрос об этических границах языковой игры. О слишком широко понятой свободе слова, разрушающей этические и моральные запреты, высказываются такие исследователи, как Санников В.З., Юдина А.Д., Горлов В.В.и др.

    Хотя мы и говорим в нашей работе о том, что языковая игра - явление во многом позитивное, а внимание к слову, желание создать оригинальный стиль общения характеризует говорящего как человека эрудированного и лингвистически компетентного, представляется необходимым ввести понятие речевого такта.

    Многие современные издатели открыток восприняли свободу слова как синоним вседозволенности в своём речевом поведении. Обращаясь к понятиям свобода слова и речевая раскованность, они очень часто забывают о таких понятиях, как нравственность и этика. Так, регулятором речевого поведения должен стать этический принцип, который заключается в том, что свобода говорящего должна заканчиваться там, где начинается свобода слушающего.

    Таким образом, каждый адресат имеет право получать информацию в корректной и доступной для него форме.

    Языковая игра высвобождает огромные экспрессивные возможности, заложенные в языке, и именно поэтому её так охотно используют издательства. Обыгрываются звучание и формы слов, наслаиваются множественные смыслы, создаются каламбуры и прочее. С целью привлечения внимания слушающего или читающего используются все приёмы и средства языковой игры. В связи с этим возникла необходимость разработки вопроса о правилах речевого такта. Суть этих правил сводится к следующим положениям:

    • Уважение слушающего / читающего, отсутствие каких бы то ни было намёков на ущемление его свободы.
    • «Переключение кодов», когда автор обращается к серьёзным темам, вопросам, не предполагающим использование языковой игры.
    • Запрет на употребление издательствам «прикольных открыток» жаргонной лексики.
    • Издательствам необходимо обращать внимание на то, что и язык должен воспитывать, обучать, помогать формированию современного человека.

    Необходимость соблюдения этих правил должна отчетливо осознаваться говорящим. В противном случае языковая игра превращается в «грубую вульгаризацию явлений, которые считаются заслуживающими глубокого уважения или даже преклонения».

    Такой способ «вышучивания» чего-то доброго, носит в лингвистике название травестировки. В этом случае правила речевого такта должны отвечать аристотелевскому принципу: «Смешное никому не причиняет страдания и ни для кого не пагубно». Травестировка приводит к коммуникативной неудаче, а адекватная реакция на такую шутку - неприятие. (Например, рубрика в журнале «Комок» - «Подсказки от майора Быкова»).

    Ещё одна из характерных примет современной СМИ - ориентация на грубое, грубо-просторечное и жаргонное слово. Это тоже следует относить к нарушению этических норм. (Примером может служить всё та же рубрика.)

    Таким образом, травестировка и жаргонизация, характерные для современных (особенно печатных) СМИ, закладывают в сознание читателя несерьёзное отношение к серьёзным вещам, провоцируют неадекватную реакцию на изложенную информацию, разрушая и без того шаткие этические, моральные и нравственные основы российского менталитета.

    Все вышеперечисленные процессы характерны не только для СМИ, но и для остальной печатной продукции, в частности, для текстов «прикольных» открыток.

    Проанализировав такого рода явления, мы пришли к выводу, что рассчитанная на эпатаж и сенсационность необдуманная языковая игра оказывает не позитивное, а разрушающее действие на читающую и зрительскую аудиторию. Именно поэтому лингвистами было решено приступить к разработке правил речевого такта.

    Из всего вышесказанного вытекает вопрос: если языковая игра - это сознательное отступление от норм, то о каких ограничениях может идти речь?

    Дело в том, что существует общепринятое мнение о том, что эффектно отступать от норм могут только те, кто прекрасно владеет этими нормами. В остальных же случаях изобретательство новых способов описания свидетельствует лишь о низкой языковой культуре. Некоторые исследователи говорят, поэтому даже о низком уровне речемыслительной культуры, о недостаточном понимании того, что нельзя произвольно расширять семантический и структурный объём конкретного слова, понятия, акцентировать частное в ущерб основному, общепринятому пониманию явлений. В случае травестировки, жаргонизации и других подобных явлений реципиент лишается его главного права - получать сообщение в нормализованной, близкой ему системе символов и образов.

    Таким образом, учитывая требования к речевой культуре говорящего, следует отметить, что языковая игра только тогда считается полноценной, удачной и адекватной, когда она уместна и построена по всем правилам речевого такта.